12.11.2014

Сегодня допросили свидетелей Гинько А.А. и Брандт А.А., а также исследовали вещественные доказательства по уголовному делу.
Гинько был руководителем Сбербанка, когда выдавались кредиты «Стройкомплекту». Но кредитов этих не помнит, по их существу ничего не пояснил.
Подтвердил уже установленные факты о наличии залогов, их контроля сотрудниками Банка, а также то, что залоговая стоимость была на 30% ниже рыночной.

Брандт показала, что Шубин купил у ее отца 89% акций ЗАО "Серебро Поноя" за 47 миллионов рублей.

Также огласили показания свидетеля Шумилова, директора ООО "Крокус". Какой-то ценной информации для исследования обвинения не получено.

Далее осмотрели вещественные доказательства - документы, изъятые в Башкирской Генерирующей компании. Документы подтверждают наличие долгов ОАО «КЭС» перед этим генератором.
Затем исследовались вещественные доказательства - документы «Стройкомплекта» и «СЕВЕРТРАНСа».

Огласили ответ из Арбитражного суда о том, что банкротное дело МУП МКХ составляет 28 томов, и представить в Октябрьский суд его почему-то невозможно.
  

13.11.2014


В суд явились и были допрошены свидетели Ионова А.Н., Русанов И.В., Чехлов А.А., Лайтер В.А.

Ионова рассказала суду о "расстановке сил" в ОАО НТФ "Комплексные системы". Ее непосредственным руководителем был Станислав Попов, заместитель генерального директора НТФ КС. Именно Станислав ставил задачи ей и всем другим юристам организации по искам, судам и другим юридическим вопросам. Он очень ревностно относился к своим полномочиям, всегда сам контролировал поставленные задачи. Он же попросил ее какое-то время "побыть" генеральным директором ООО "Энергосервис", она согласилась и затем подписывала договоры, отчетность, иные документы от указанной организации. Документы ей передавал Попов, она их читала, ничего криминального в них не видела, подписывала их. Впоследствии попросила того же Попова освободить ее от обязанностей руководителя «Энергосервиса». Генеральным директором в 2011 году была Наталья Тюкачева, но чем она занималась, Ионова пояснить не смогла.

Свидетель Русанов, бывший членом Совета директоров ОАО "Колэнергосбыт", своими показаниями продолжил разрушение упрямой следственной версии о том, что Совет директоров "Колэнергосбыта" был подконтролен одному Шубину и всегда марионеточно голосовал на нужные тому решения.
Иван Васильевич, 1938 года рождения, но в совершенно здравом сознании и в категоричной форме, на прямой вопрос гособвинителя заявил, что все решения он как член Совета директоров «КЭСа» принимал самостоятельно, никто (в том числе Шубин) никакого давления в этих вопросов на него НЕ ОКАЗЫВАЛ, для него это было НЕПРИЕМЛЕМО. Если что-то в повестке заседаний Совета директоров ему было непонятно, он обращался за разъяснениями к юристам, финансистам и Преснову.
В ходе допроса на следствии ему предъявлялся протокол очного заседания Совета директоров, которое в действительности в очной форме не проводилось. Указанное в нем решение принималось заочно. Полагает, что имеет место техническая ошибка.

Допрос свидетеля Александра Чехлова продолжался 2 минуты с 12.07 до 12.09 часов и никакой смысловой нагрузки не имел. Александр так и не понял, зачем его вызывали в суд. Сложилось ощущение, что не он один.  

Свидетель Лайтер показал, что был номинальным руководителем ООО "ЛИК" и ООО "Ритэйл Менеджмент" по просьбам Станислава Попова и его подчиненных. Как номинальный директор подписывал документы по сделкам, отчетности и так далее.  Далее ООО "Лик" было ликвидировано, в отношении ООО "РитэйлМенеджмент" ликвидация осуществляется. Никакой информацией о противоправной деятельности указанных фирм и подсудимых он не располагает.
Огласили два допроса Лайтера, составленные сразу после возбуждения уголовного дела (напомним, на основании, в том числе, показаний Лайтера, в феврале прошлого года были арестованы Шубин и Хазов). В протоколах содержались показания, что Лайтер все-таки что-то знает о противоправной деятельности "Шубина и Ко", также в этих показаниях Лайтер выражал обеспокоенность некоторыми сделками, которые ему давали на подпись: "заведомо убыточные сделки".
После оглашения случился мини-скандал. Лайтер заявил, что данные показания - выдумка следствия, и даны под моральным давлением со стороны оперативных сотрудников. К чести Лайтера надо сказать, что он выдержал агрессивную атаку гособвинителей в стиле: "Подпись в протоколе Ваша? Замечания не писали? Жалобы на сотрудников писали? Понимаете, что заявляете на должностных лиц?!» - и т.п. и покинул зал суда, настояв на версии, озвученной в суде.

Наши партнеры:
Яндекс.Метрика
Все права защищены © Адвокатское бюро "Панфилов и партнеры", Мурманск. Полное или частичное копирование материалов запрещено, при согласованном использовании материалов необходима ссылка на  ресурс.