5-6.08.2014

Сегодня продолжилось судебное заседание по делу Шубина, Хазова, Тюкачевой и Бородулина.
Вначале суд, по ходатайству стороны обвинения, вернулся к допросу работника МРСК Яцковской Н.А., которая подготовила суду таблицу образования задолженности КЭСа перед МРСК. Вот она.
Из данной таблицы очевидно следует, и это подтвердила Яцковская в суде, что по состоянию на 31 декабря 2012 года КЭС было должно МРСК за оказанные услуги сумму 587 615 944 рублей 7 копеек. Эта сумма долга указана без пеней и штрафов (чистый долг). Данный долг образовался за период с августа 2011 года по декабрь 2012 года. В отношении более ранних периодов времени Яцковская подтвердила отсутствие долга на 31.12.2012 года.
 
Уже это свидетельствует о непричастности к указанным действиям Александра Хазова, который, как известно, уволился из ООО «Стройкомплект» в 2009 году, а ведь именно через эту фирму, по версии следствия, Шубин похищал денежные средства.
 
Но далее еще интереснее. Яцковская показала, что по состоянию на сегодняшний день долг КЭСа перед МРСК составил порядка 222 миллионов рублей, то есть уменьшился более чем в два раза! А на вопросы о том, за какой период времени образовался этот, оставшийся в сумме 222 миллиона рублей, долг, Яцковская ответить была не готова.
 
Тогда Шубин сразу заявил ходатайство о запросе этих сведений в МРСК. Судом в этом ходатайстве отказано. Защита запросит эти данные самостоятельно, тем более что присутствовавший в суде представитель МРСК Сметанин Сергей Александрович пояснил, что МРСК внимательно относится ко всем адвокатским запросам.
 
Почему эти данные важны? Здесь все очень просто. Если на сегодняшний день долг КЭСа перед МРСК уменьшился до 222 миллионов рублей, значит, период времени, за который этот долг образовался, тоже уменьшился. И вполне возможно, что этот период времени вообще не касается 2012 года, то есть периода, который инкриминируется Шубину!
 
Затем вновь начали допрос свидетеля Игоря Ильина. Почти час шёл по сути бесполезный допрос бывшего оперативного сотрудника УБЭП, который всю свою осведомленность о противоправной деятельности Шубина, Бородулина, Тюкачёвой и Хазова обосновывал знанием материалов уголовного дела, которое судом и рассматривается. Также Ильин вновь назвал в качестве источников своей осведомленности результаты проводимых в отношении Шубина оперативных мероприятий. Назвать, какие ОРМ проводились, свидетель отказался, ссылаясь на недопустимость разглашения государственной тайны. Более того, некоторые сообщаемые суду сведения стали известны Ильину из текстов поступающих от следователя поручений на производство отдельных следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий.
 
Таким образом Ильин сообщил суду сведения, которые он получил:
- прочитав показания свидетелей из материалов уголовного дела, которое сейчас судом рассматривается;
- из текста поручений, которые составлял и направлял в УБЭП следователь, расследовавший уголовное дело;
- из результатов оперативно-розыскной деятельности, рассказать о которой Ильин отказался.
 
В качестве комментариев к показаниям подобного «свидетеля» приводим следующие положения уголовно-процессуального законодательства.
В соответствии с п.2 ч.2 ст. 75 УПК РФ, к недопустимым доказательствам относятся показания свидетеля, который не может назвать источник своей осведомлённости.
В соответствии со ст. 89 УПК РФ в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом (то есть УПК РФ).
 
Забегая вперёд, защита сообщает, что в материалы уголовного дела НЕ ПРЕДСТАВЛЕНЫ сведения о результатах ОРД, которые подтверждали бы показания Ильина.
 
Таким образом, показания данного «свидетеля», на которого следственные органы и суд потратили уйму времени, абсолютно ничтожны с точки зрения закона, так как являются производными (полученными от других свидетелей, которых суду еще предстоит допросить), а также основаны на источнике осведомлённости, которой свидетель назвать отказался.
 
После обеда суд допрашивал представителя МРСК Сметатина С.А.
 
Сметанин С.А. в целом неплохо и на доступном языке разъяснил участникам процесса суть юридических взаимоотношений КЭСа и МРСК об оказании услуг по передаче электрической энергии, взаимных расчётах и проблемах неплатежей. Среди этих проблем Сметанин назвал также немалую дебиторскую задолженность абонентов (в том числе так называемых «неотключаемых» абонентов), проблемы тарифных дисбалансов и прочее.
 
В отличие от представителя Сбербанка, Сметанин вопросы о виновности подсудимых, наличия-отсутствия уголовного хищения, оставил на усмотрение суда и не стал по этому поводу высказывать своего мнения.
 
Однако представитель МРСК сообщил очень интересную вещь. По его мнению Колэнергосбыт, собирая деньги с абонентов, потребителей электрической энергии, не является собственником части из этих денег. Часть этих денег, в размере «сетевой составляющей», то есть денежных средств за передачу МРСК электроэнергии по электрическим сетям, уже с момента перечисления денег на счета Колэнергосбыта принадлежат МРСК, и МРСК является их собственником!
 
Любопытное мнение, которое подлежит дальнейшему исследованию, поскольку ничего подобного ни у кого из потерпевших организаций – контрагентов, ранее не звучало.
Наши партнеры:
Яндекс.Метрика
Все права защищены © Адвокатское бюро "Панфилов и партнеры", Мурманск. Полное или частичное копирование материалов запрещено, при согласованном использовании материалов необходима ссылка на  ресурс.